Можно ли слушать историю?

14 сентября 2014     2 224
Можно ли слушать историю?

Были и есть люди, которые пишут историю. Они проводят кропотливую работу, выясняя, что и когда произошло. Аккуратно фиксируют последовательности, причины и последствия событий и переносят это в учебники и книги. Были и есть люди, которые делают историю. Они не имеют времени писать, потому что их принцип: “меньше слов – больше дела”. А можно ли её — слушать? Можно. И сейчас – как никогда раньше – можно.

Посмотрите, например, как люди разговаривают друг с другом. Одни, не дослушав фразу, тут же начинают выдавать в ответ то, что по ходу дела пришло в голову. Иногда при этом выдаются ценные мысли, иногда — простая ахинея. Но суть не в этом: просто бывает так, и очень часто бывает… А другие дослушают, осмыслят — и только после этого начинают что-то отвечать или уточнять. Эти люди могут и не быть хорошими ораторами, но в том, что они хорошие слушатели — сомневаться не приходится. По крайней мере те из них, кто пытается понять, что стоит за словами, которые они только что услышали.

А с историей разве не то же самое? Кто-то ещё по ходу действия, даже не узнав, чем закончился эпизод, торопится выдать свои внезапно пришедшие в голову мысли и чувства. Они могут оказаться бредовыми: чем-то в стиле красочного предсказания третьей мировой войны вследствие того, что сосед случайно кинул бычок за окно и угодил в пробегавшего возле подъезда кота. А может получиться и с точностью до наоборот: недаром ведь рекомендуют не особо доверять первому впечатлению, но и не отбрасывать его, как ненужный мусор. Мысли, выданные под первым впечатлением, могут оказаться и чрезвычайно ценными, а то – и гениальными. Но об этом можно будет узнать только впоследствии.

“Впоследствии” здесь – ключевое слово. Плохая смерть может опозорить долгую безупречную жизнь. Случайно изменившиеся из-за какой-нибудь ерунды обстоятельства могут испортить репутацию блестяще сочинённого прогноза. Правильно ли мы понимали вчера то, что происходит сегодня? Правильно ли мы оцениваем сегодня то, что будет когда-то потом? Будет ли это для кого-то ценным или так и останется никому не интересным плодом нашего воображения? Всё узнается «впоследствии». И для сиюминутных мыслей, которые выплеснулись на бумаге некоторое время назад, это «впоследствии» только наступает. Уже на подходе время, когда можно сказать, кого первое впечатление направило по верному пути, а кого-то — безжалостно обмануло.

И вот тут мы уже сталкиваемся с тем, что и называем «слушать историю». Превосходно было бы, например, узнать, что съел Наполеон перед тем, как дать отмашку своим войскам переходить российскую границу. Это очень познавательная информация… для «писателя». А для «слушателя» было бы куда интересней знать: не возникало ли у него в этот момент ощущения, что его блестящий подъём может этой самой отмашкой и закончиться навсегда?

Сейчас мы имеем такую уникальную возможность: именно «слушать», а не только «писать» и «творить». Те возможности, которые были в руках какие-то двадцать три года назад, историки вспоминают с некоторым сожалением. Что мы можем сейчас получить от того времени?

Опубликованные в газетах новостные статьи? Официальные цифры и постановления? Статьи, красующиеся на первых страницах газет? Для писателя это источник — отличный, для слушателя — никакой, потому что здесь мы читаем только то, что посчитали нужным написать и пропустить в печать. Может, какой-то элемент живого чувства тут можно выделить, но полезен он будет только для изучающего риторику.

Воспоминания очевидцев, написанные через 5 – 10 – 20 лет после того, как всё случилось? Так то же самое: для писателя это — отлично, для добротного писателя даже кое-как сляпанные свидетельства — кладезь, для слушателя — ничего не говорящие фразы. В этом смысле коротенькое письмо, написанное прямо в окопе — куда более ценный источник, чем сто томов воспоминаний, подправленных весёлыми шутками памяти и не понимающей шуток идеологической цензурой.

В данный момент мы, конечно, заслуженно можем позволить себе самоуверенность. Мы можем рассказывать о том, как мы не сдавались и в конце концов победили. Пройдёт какое-то время — и начнут появляться воспоминания, мемуары или просто строки в учебниках истории… Чего это всё будет стоить по сравнению с тем, что было написано во время самих событий? Тот, кто захочет нас понять, — захочет узнать не только то, что мы делали, но и то, что мы чувствовали. А это слишком быстро забывается, если не получает выхода на бумагу и затем — к другим людям. Раньше значительная часть такого, самого ценного, материала просто безвозвратно пропадала. Сейчас есть возможность его сохранить и по прошествии времени — как бы пережить происшедшее снова: но уже и с точки зрения нового, другого настоящего.

 
Михаил Матросов

Фото с обложки журнала DIESEL, 1997 год


Сейчас читают:

На пути кортежа Путина заложили муляж бомбы (ВИДЕО)
На пути кортежа Путина заложили муляж бомбы (ВИДЕО)

В Екатеринбурге задержали ранее судимых мужчин, которые решили проверить полицейских, подложив муляж на пути следования кортежа Владимира Путина. Одного задержанного зовут Михаил …


Горелов: «Я никогда больше избираться по мажоритарному округу не буду»
Горелов: «Я никогда больше избираться по мажоритарному округу не буду»

Сторонник олигарха Алексея Чалого, депутат Законодательного Собрания Севастополя Вячеслав Горелов не примет участие в выборах в Заксобрание города второго созыва …


Короткой строкой о внеочередных парламентских выборах на Украине
Короткой строкой о внеочередных парламентских выборах на Украине

На Украине состоялись внеочередные парламентские выборы. Пока ЦИК заканчивает обработку протоколов, эксперты обсуждают очередную смену власти в Киеве. На выборах …


Украина готовится к двухдневным ракетным стрельбам у берегов Крыма
Украина готовится к двухдневным ракетным стрельбам у берегов Крыма

Завтра, 25 июля, на Украине начнутся испытания ракетных комплексов “Ольха” и “Нептун”. Они продлятся два дня. Бывший секретарь Совета национальной …


В Свято-Георгиевском монастыре начался молебен в честь нового креста
В Свято-Георгиевском монастыре начался молебен в честь нового креста

Крест на скале у мыса Фиолент освятит отец Афанасий, прихожане наблюдают за службой с площадки монастырского парка. На церемонии, которая …



Поделиться:

Комментарии к публикации

    Ваш комментарий будет первым!