Нужно ли писать для читателя?

17 января 2014     1 522
"Крымский сборник" - прозаический сборник о Крыме

«Кто знает читателя, тот ничего не делает для читателя», — писал Ф. Ницше. И, надо признать, блестяще и дальновидно написал. Рекомендующих, как нужно правильно писать, сейчас больше, чем когда бы то ни было. И остаётся только сожалеть, что увеличение их числа не укладывается в какую-то заметную пропорциональную зависимость от темпов появления достойно написанных книг.

Может, люди просто писать разучились? Нет, пишущих — и даже хорошо пишущих — существует не так уж мало. Так что, не в этом дело. А в чём же тогда? Причин, как всегда, можно найти море, но по крайней мере одна из них — это рекомендация писать «для читателя». Такой полезный совет можно найти во многих руководствах: и умных, и не очень… Доброжелательные советчики внушают: пишите так, что ваши мысли были понятны и близки читателю! Чтобы читатель видел в ваших словах удовлетворение своих потребностей и осуществление своих целей!

Совет очень хороший, но только кто помнит авторов всевозможной литературы «для читателей» хотя бы двадцати – тридцатилетней давности? Дальше мы уж не полезем: уже через 10 — 20 лет начинает отчётливо выясняться, кто и что сделал в этом мире. А те, кого мы знаем, к огорчению читателя, не так уж много стремились для него делать. Или возьмём для примера преклонение перед классикой. Мы не восхищаемся Пушкиным, Блоком или Пастернаком из-за того, что они верно угадали НАШЕ стремление вступить или в один, или в другой союз. Они нам дороги как Пушкин, Блок или Пастернак: независимо от каких-то личных амбиций с нашей стороны.

Никакого мирового заговора нет — элементарная жизненная закономерность: чем больше человек советует, тем меньше он знает. Или наоборот: чем меньше человек знает, тем больше придаёт значения чужим советам. Как хотите — так и объясняйте тот винегрет из «языка, которым выражены мысли» и «мыслей, которые выражены языком», который возникает в головах после таких рекомендаций. Если я расставлю слова в статье как мне заблагорассудится и для оригинальности выброшу из слов все гласные — это моё право как автора. Но и моя проблема, если никто эту белиберду читать не захочет. Но если текст не читают из-за того, что мои мысли не подходят кому-то, хотя и выражены нормальным человеческим языком — это уже проблема не автора, а читателя. Внешне различия можно не заметить; здесь граница — внутренняя…

Человек и пишущий, и читающий постоянно находится между двумя вопросами: «Кем я хочу быть для читателя?» и «Кем этот писатель хочет быть для меня?». Равноправие в этом мире существует только гипотетически: в предположении, что всё написанное в законе строго исполняется в жизни. А в реальности между одним и другим — большая разница. Только из-за того, что как-то неэтично прямым текстом прописывать в законе тарифы взяток. Так же и в литературе. Теоретически читатель и писатель равны друг другу: каждый на своём месте. Но практически зависимая сторона в этом взаимодействии — писатель. И если кто вынужден давать взятки, то лишь писатель читателю, а не наоборот.

Разумеется, взятки не денежные, а словесные. Но на принцип это не влияет. Можно для ясности такой пример ещё привести. Мы хотим, чтобы человек выполнил нашу просьбу. Зависит ли это от того, насколько наша просьба обоснована? В теории – да, на практике – это не имеет значения. Более важны другие способы: или лесть, или демонстрация собственной силы, или проявление уверенности и дружелюбия… Эти способы дают куда больше возможностей. А то, что ваша просьба убедительна, обоснована и законна — ну так, есть ответный, более непробиваемый, аргумент: «И чо? А зачем оно мне надо?».

Вот такие словесные «взятки» и позволяют определить, кто есть кто. Замысловатая терминология, красочные картинки, неуместная ненормативная лексика, головоломные глобальные умозаключения — всё это с головой выдаёт раба, которому надо втереться в доверие. Воображение поражает, но через какое-то время такие шедевры приедаются и хочется чего-нибудь новенького. Если писатель сможет рожать книжки в темпе Донцовой, то, может, и продержится. Если нет, то скоро его творения переварят и выведут из организма в небытие. Как бы писатель ни старался втереться в доверие: то ли лестью, приговаривая, какой читатель умный, красивый и добрый; то ли напором, желая показать, какой он умный и какую вселенскую истину он открывает всем заблудшим душам — без разницы. В любом случае он зависит от читателя, а не наоборот: и соответственно, ставит себя в позицию раба.

Иное дело: если и книга-то вроде бы не запомнилась, а через какое-то время начинаешь осознавать, что именно её мысли в последнее время очень на тебя воздействуют. Незаметно для себя самого начинаешь сравнивать свои собственные мысли с мыслями этого автора; внезапно понимаешь, что автор тебе что-то приоткрыл или, наоборот, возникает мысль, что автор что-то напутал… И после этого начинается активное движение между ушами. Это уже иной род: писатель-«союзник». Такого просто так не оставишь: постоянно будешь возвращаться к нему и каждый раз находить что-то новое для себя. Он не пытается выразить твои потребности или ценности, не пытается им угодить: просто они у вас совпали, неожиданно вошли в резонанс друг с другом. Он не пытается втереться в доверие к читателю: ему, собственно, это совсем не нужно. Пока интересы совпадают – он будет рядом, но как только разойдутся интересы — разойдутся и пути.

Для кого эта заметка? Да для всех: и тех, кто читает, и тех, кто пишет. Вопрос для всех актуален. Если писать, то стараться во что бы то ни стало угождать читателю — или просто не отвращаться от того, что у нас могут найтись общие интересы? А если читать, то кого: поражающего воображение и через короткое время надоедающего — или того, кто незаметно даже для меня самого, но ненавязчиво и не причиняя вреда, взаимодействует с моими мыслями? А ещё эта заметка — для тех, кто думает. Проблема поиска единомышленников в наше время актуальна, но не разрешима. Потому что, судя по вкусам читателей, свой 1861 год для человеческого сознания наступит ещё не скоро.

 
Михаил Матросов


Сейчас читают:

На спусках Разина и Водопьянова заменят облицовочный материал
На спусках Разина и Водопьянова заменят облицовочный материал

По поручению губернатора Севастополя Дмитрия Овсянникова, покрытие ступеней на спусках Степана Разина и Водопьянова заменят природным облицовочным материалом – лабрадоритом екатерининским, …


Расходы Крыма существенно выросли
Расходы Крыма существенно выросли

Расходы консолидированного бюджета Крыма за пять месяцев текущего года выросли на 7,3 млрд рублей по сравнению с аналогичным прошлогодним периодом …


Вести Севастополь 25.06.2019
Вести Севастополь 25.06.2019. Выпуск 17:00

Главные темы выпуска: – В Севастополе состоялась генеральная репетиция морской части форума “Армия-2019”. Навстречу боевому кораблю «Орехово-Зуево» вышел мужчина на …


Бал медалистов состоялся в театре Луначарского
Бал медалистов состоялся в театре Луначарского

В театре Луначарского сегодня прошёл городской бал медалистов. На него пригласили 185 выпускников, которые закончили школу на отлично. Они набрали …


Агрофирма «Золотая Балка» ищет новых сотрудников
Агрофирма «Золотая Балка» ищет новых сотрудников

Агрофирма «Золотая Балка» подготовила уникальную социальную программу с целью привлечения новых сотрудников из Севастополя, Крыма и других областей России для …



Поделиться:

Комментарии к публикации

    Ваш комментарий будет первым!